~ Книги августа 2014 ~

by - 2.12.17

Летом 2014 я набралась смелости познакомиться с современной литературой, а также обратилась к паре не самых известных произведений века двадцатого.





Книги месяца:

~ "Вверх по лестнице, ведущей вниз" Бел Кауфман ~
~ "Жареные зелёные помидоры в кафе "Полустанок"  Фэнни Флэг ~
~ "Лолита", "Другие берега", "Машенька", "Король, дама, валет", "Соглядатай" и "Камера обскура" В.В. Набокова ~
~ "Кристин, дочь Лавранса" Сигред Унсет ~
~ "Угрюм-река" В.Я. Шишкова ~


~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Запись из старого блога
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

1. Пункт первый, педагогический. Роман Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз» был рекомендован нам одним из преподавателей как прекрасный образец непростого процесса вливания молодой учительницы языка и литературы в систему образования, на деле оказывающейся отнюдь не радужно-человеколюбивой, и образец установления взаимоотношений между молодым педагогом и его не всегда дружелюбно настроенными учениками. Честно говоря, я ожидала художественно декорированной методички и была очень удивлена, обнаружив, что поучением и пошаговыми инструкциями тут и не пахнет. «Вверх по лестнице, ведущей вниз» — полноценное художественное произведение, построенное на переписке учителей, циркулярах слегка полоумного школьного начальства, сочинений учеников и их записок, брошенных в «Ящик пожеланий».

 Молодая учительница, получившая самые слабые классы, на которые остальные давно махнули рукой, свежим взглядом окидывает школу и замечает, что утонувшее в бюрократии начальство и в большинстве своём не слишком любящие детей преподаватели забывают о самом главном: они не видят за всеми неудачными проверочными работами, свидетельствами о прогулах и прочей бумажной ерундой душ ребят и внутренних и внешних драм в их иногда очень не простых жизнях. А дети страдают именно от нехватки простого человеческого участия и искреннего интереса к их мнению. Поэтому главная героиня решает не брать пример со своих взрослых коллег и пытается помочь этим озлобленным, ненавидящим себя и окружающих, никому не доверяющим подросткам, в глубине души которых сидят наивные и совсем не злые маленькие дети.  Светлый, добрый, исполненный любви к детям, роман Кауфман просто обязателен к прочтению каждым начинающим педагогом.

2. Пункт второй, жизнеутверждающий. Я с настороженностью отношусь к «философским» и «жизнеутверждающим» течениям в современной западной литературе и придерживаюсь мнения, что оба термина требуют постановки приставки «псевдо-». Эти поиски плосковатыми героями себя/смысла жизни/бога/любви/счастья/гармонии, по-моему, достаточно поверхностны и зачастую чересчур пафосны. По этой причине к роману американки Фэнни Флэгг «Жареные зелёные помидоры в кафе «Полустанок» я приступила с лёгкой гримасой брезгливости. Гримаса сошла с лица ну очень быстро, потому что уже на первых страницах стало ясно: это книжное путешествие будет не из обычных.

«Помидоры» лишены ненужной патетики, хоть в них и поднимаются темы, затрагивающие самые злободневные проблемы Америки и всего мира. Здесь рассказывается в том числе об утратах, боли и несправедливости, но они не удручают, так как над ними всегда царит вера в лучшее, человеколюбие, здоровый юмор и непоколебимая радость жизни. Такого душевного подъёма, урока хорошего настроения, любви к жизни, себе и людям вокруг я от книги не получала давно. Её целительный эффект проверен на себе; мне кажется, «Помидоры» нужно прописывать вместо антидепрессантов и иже с ними — пользы больше будет. Я намеренно ни слова не говорю о сюжетной составляющей, её вы сможете оценить, когда возьмёте в руки книгу, что я вам советую сделать.

3. Пункт третий, строго обязательный. В прошлом учебном году мне довелось прослушать совершенно замечательный спецкурс, посвящённый творчеству у нас  не так активно, как хотелось бы, читаемого и изучаемого Владимира Набокова. Каждая лекция прямо-таки дышала  восхищением личностью и творчеством этого писателя, и было трудно не поддаться влиянию и не скачать на электронную книжку полное собрание сочинений. Действительно любопытно: в то время как западная молодёжь массово поклоняется Набокову, у нас даже студенты-филологи часто обращаются к нему только на последних курсах института. Так было и с нами, хотя курс, по общему признанию, очень сильный, ребята все очень начитанные. Интересно было бы подумать над этим вопросом и отыскать-таки причину, ведь она кроется точно не в эмигрантской судьбе писателя: вспомним кумира филологических девушек Иосифа Бродского, тоже русского американца. Быть может, связанное с «Лолитой» предубеждение о якобы эротическом подтексте творчества, что, конечно, в корне неверно — это понимаешь сразу же, когда начинаешь знакомиться с Набоковым? Не знаю, вопрос остаётся открытым.

Несколько лет назад, в возрасте розовых мечтаний и прекрасных надежд, я прочитала первую страницу «Лолиты» и пообещала себе, что никогда в жизни не буду это читать. Сейчас тоже нужно было какое-то время, чтобы примириться  с мыслью о том, что читать придётся про крайне специфическую вещь. Но уже очень скоро, на двадцатой странице, забывается всё отторжение и появляется восторг, почти преклонение перед Набоковым как мастером слова и непревзойдённым мастером погружения в жизнь человеческого мозга и человеческую психику. Очень рада, что я для себя этого писателя открыла — и целый мир вместе с ним.

В июне я прочитала его публицистику, русские и американские рассказы, романы «Машенька», «Король, дама, валет», «Соглядатай», «Камера обскура», «Лолита», автобиографический роман «Другие берега» и получила огромнейшее удовольствие в первую очередь от языка. Обладатели филологического мозга имеют свойство чувствовать и ощущать на вкус текст произведения, так вот набоковские вещи — одни из самых вкусных из огромного множества того, что приходилось читать. Как он играет со словами, как он их смакует, как тонко он намекает и издевается, как глубоко в ткань языка проникает — это же просто изумительно! Да и то, о чём он пишет, тоже дышит оригинальностью, если не сказать, что является  новаторством. В общем, произведения этого кудесника слова к чтению строго обязательны.

4. Пункт четвёртый, экзотический. Около двух лет назад я впервые услышала от подруги имя норвежской писательницы Сигред Унсет, жившей и работавшей в XX веке и даже получившей Нобелевскую премию. Знакомство с творчеством Унсет я начала с малой прозы, а именно с повести «Фру Марта Оули». Не могу сказать, что произведение это стало для меня откровением, потрясло или хоть мало-мальски задело за живое: по мне, так это достаточно средняя вещица, так что не о ней пойдёт сейчас речь.

Главным литературным детищем Сигред Унсет считается трилогия «Кристин, дочь Лавранса», в которой рассказывается история жизни скандинавской женщины в суровом средневековом мире. В этой трилогии удивляет многое: необычный язык, ничуть, впрочем, не тяжеловесный; реалии жизни Норвегии XIV столетия; обилие бытовых деталей, позволяющих с лёгкостью представить не типичные для нашего восприятия одежду, интерьеры, природу; добросовестно сделанные и явно имеющие под собой реальную историческую основу описания. За это трепетное отношение к мельчайшим деталям прошлого своего народа и огромную библиотечную работу к писательнице просто невозможно не проникнуться огромным уважением, а её повествование, такое цельное, интересное, правдивое затягивает с первых же страниц, так что всем любителям исторических романов, чьё голодное воображение  жаждет необычностей, и всем поклонникам Скандинавии стоит взять на заметку эту трилогию и этого автора. Но сразу должна предупредить: не ждите экшна, ход сюжета нетороплив и спокоен. Сюжетная канва подстроена под демонстрацию психологического взросления женщины, и в этом смысле ничего кардинально нового вам не расскажут: ошибки молодости, несчастная любовь, недопонимание, семейные драмы и пр. Но в какой же удивительной, ни на что не похожей атмосфере всё это происходит!

5. Пункт пятый, монументальный. Последним пунктом идёт произведение, которое я ещё  продолжаю читать, поэтому рассказать смогу только о первых четырёх частях. «Угрюм-река» Вячеслава Яковлевича Шишкова настойчиво рекомендовалась в течение двух семестров одним из наших преподавателей-лингвистов. Мне по каким-то причинам думалось, что это хороший такой образчик пролетарской литературы, поэтому чтение и откладывалось-откладывалось-откладывалось  до августа. Ожидания оказались крайне далеки от реальности.

 «Угрюм-река»  — история о сильном характере, поставившем себя в позицию чуть ли не богочеловека, решившего покорить Сибирь. Вот уж где, а в «Угрюм-реке» точно нет пассивности и медлительности; все возможные внутренние и внешние препятствия, с которыми сталкивается человек, чувствующий в себе великую моральную силу, представлены здесь в полном объёме. Найдутся черты романа психологического, романа исторического, приключенческого, любовного, мистического, социального, есть даже детективные черты. Здесь вам и процесс взросления, и святая вера в принципы и идеалы, перетекающая в почти полную беспринципность, здесь и алчность, и гордость, и роковая страсть, и предательство ради собственной выгоды человека, который жизнь готов был за героя отдать, и борьба со стихией, и расчет, и покаяние, и страдания, и столкновения характеров, и путешествия в места, где не ступала нога некочевника — роман предлагает огромный спектр тем и мотивов на любой вкус. Меня же особенно зацепило изображение русского севера с его специфическим говором, старинными преданиями, образом жизни, да и написана «Угрюм-река» прекрасным и легко воспринимаемым языком. Так что призываю не пугаться объёма и смело браться за книгу: не думаю, что она может не понравиться.

Вам может понравиться

0 comments

• Контакты •

Имя

Электронная почта *

Сообщение *

• Instagram: @natalia_ontiptoes •